Секция Айкидо Това Додзе          

24 Декабрь 2013

Комментарии:

0
 Декабрь 24, 2013
 0

Одной из наиболее интересных тем является использование оружия в айкидо, степень его вовлечения в тренировочный процесс, а также применимость техник в случае отсутствия оружия, как такового. Попробуем разобраться с этими вопросами с позиции логики и здравого смысла.
Многие считают айкидо и оружие понятиями неразделимыми, прежде всего потому, что им трудно представить себе самурая без меча, а наличие непонятных порой техник и элементов гораздо проще объяснить историческими предпосылками, особенно если ввести оружие в обиход в качестве основного аргумента, мол, все ноги оттуда растут. Каковы же наиболее распространенные мнения на этот счет?

Часто говорят, что все техники айкидо, как ударные, так и с использованием захватов произошли только от работы с оружием и предназначены исключительно для этой цели. Если оружие убрать, то удары наподобие шомен учи или захваты кататэ мочи теряют (особенно для современного человека) всякий практический смысл.

А теперь попробуем немного подумать, так ли это на самом деле. Разумеется, что для айкидо, унаследовавшего многие черты от БИ самураев, работа с оружием и против оружия, на первый взгляд, может показаться основной и неоспоримой задачей. Прежде всего, потому, что стили, положенные впоследствии в основу айкидо не были доступны простолюдинам и требовали именно владения оружием и способами его нейтрализации, как до начала атаки, так и после. Да и период молодости и развития большинства навыков М. Уэсибы пришлись на годы, когда владение мечом и смертельные поединки были обыденным явлением.

Тем не менее, мгновенно возникает вопрос: неужели работа голыми руками не была предусмотрена в этих искусствах? Ведь оружие могут отобрать, выбить и т.д. В конце концов, его может просто не оказаться при себе. Вывод очевиден. Серьезные боевые системы просто обязаны были предусмотреть любой вариант развития событий, от полностью безоружного или вооруженного противостояния, до различных вариативных комбинаций. Причем все это должно было быть помножено на способность действовать на поле боя против нескольких противников, в постоянно меняющихся условиях. Иными словами, речь идет об универсализации навыков перемещений и всех видов контактного взаимодействия.

И вот тут появляется основная логическая неувязка. Дело в том, что наличие оружия в руках подразумевает, что оно является в идеале продолжением человеческого тела, что влечет за собой такие моменты, как корректировка ЦТ, изменение ма-ай и вообще нюансов перемещения и защиты. Мало того, чтобы получить столь высокий навык, как способность концентрировать усилие не просто в некоторой точке тела, а в оружии, вынесенном в момент контакта за площадь опоры, требуется, прежде всего, овладеть контролем над собственным телом. Ведь что толку от оружия, если владелец не умеет с ним эффективно, быстро и устойчиво двигаться, да еще и в рамках стилевого кихона? Каков смысл такого обучения? Ну и обратная ситуация – допустим, что большая часть времени изначально положена только на работу с оружием и соответственно в той или иной мере получены навыки работы именно в данном ключе. Убираем из рук оружие и получаем, что человек в отсутствие компенсации, смещения ЦТ и изменения рабочей дистанции чувствует себя как минимум неуютно. При этом он научился махать мечом или дзё, но двигаться правильно не обучен.

Наиболее рациональным выходом в данном случае выглядит первичное освоение двигательных навыков именно «в чистом виде», т.е. без оружия и прочих осложняющих задачу факторов. Ведь человеческое тело не обладает оружием изначально. Но вот само тело может стать оружием, причем принципы не сильно будут отличаться. Когда речь заходит о «рукопашной» подготовке, то раздражителем вместо оружия выступает укэ, наличие которого предполагает усложнение двигательных задач, и, следовательно, универсализацию системы перемещений с учетом воздействий различного типа. Укэ создает условия для изменения точек отсчета в системе взаимодействующих масс, а задача ште – научиться этой системой управлять. В таких условиях работу с оружием возможно начать позже, по мере освоения двигательных задач в целом и обретения опыта по контролю ЦТ, дистанции, способности к выведению из равновесия с использование более коротких, а значит и доступных рычагов. Второй аргумент, говорящий о первичности «рукопашного» подхода заключается в историческом контексте. Уже много лет в войнах и конфликтах не используют мечи и копья, их заменило огнестрельное оружие и иные более простые средства. Мечи потеряли жизненно важную функцию как оружие защиты и нападения, но сохранили значение в качестве обучающего и дополняющего компонента. Но ведь кроме мечей, осталась арматура, пивные бутылки, бейсбольные биты, кухонные ножи и прочие предметы обихода уличных и бытовых драк. И везде свои условия, своя дистанция, иными словами – множество частностей. Как быть с ними? Не правда ли напоминает ситуацию, когда некоторые стараются выучить 1000 приемов от 1000 видов атаки? И это несмотря на то, что их можно условно разделить всего лишь на 6 базовых категорий?

Айкидо, как и любое БИ на месте не стоит, а продолжает развиваться, ведь если искусству некуда идти, оно умирает. Соответственно, помимо чисто технических нюансов, закономерным итогом исторических и практических аспектов совершенствования айкидо стало снижение роли оружия в практике, но необходимость его в процессе обучения остается зачастую очевидной. Вопрос лишь в том, как и в какой момент за оружие придет пора браться. То, что многие современники считают анахронизмами, на деле является достаточно универсальным тренажером. Проблема заключается в нехватке квалифицированных кадров в этом направлении, а также стилевые особенности ряда ответвлений айкидо. Например, несмотря на то, что М. Уэсиба работу с мечом практиковал очень широко не только в теории, но и в военной практике, его ученик «первого поколения» — Г. Шиода работу с оружием не слишком жаловал, предпочитая его использовать как инструмент и ограничиваясь в основном работой с голыми руками. Мало того, вся первичная система подготовки Ешинкан основана на безоружном варианте взаимодействия с партнером. Оружие внедряется много позже, когда уровень позволяет. Единственное исключение – наработка кихона с помощью боккена для постановки принципов работы рук и контроля центральной линии.

А как же видео, где мастера Ешинкан показывают работу с оружием, спросите вы? Разумеется, все это есть, ведь даже, несмотря на отсутствие в Ешинкан ката с мечом, танто, или дзё, некоторые элементы оружейной работы в учебных целях применяются. Конечно не в том объеме, который преподавал Морихиро Сайто (единственный из учеников Уэсибы, получивший это право), но, тем не менее, глупо отказываться от очевидного, особенно с учетом заложенной в кихон универсальности. Так «кихон доса» с мечом и без него отличается лишь исчезающе малыми деталями. Но вот если человек умеет бить «шомэн учи», он возьмет меч и после некоторой недолгой адаптации сможет его освоить, в то время как обратный процесс выглядит гораздо более фантасмагоричным, ведь привыкнув всегда держать меч, без него почувствуешь себя вышедшим голым против танков.

Вот теперь и пришло время поговорить немного о «рукопашных» атаках и их связи с оружейной компонентой.
Итак, что же представляет собой «рукопашный» арсенал современного айкидо, за который его ругают и называют устаревшим и нереальным? Это удары «шомен цуки», «шомэн учи», «ёкомен учи», а также захваты («мочи» или «дори») кататэ, мунэ, ката, хиджи, эри, как одной, так и двумя руками («рио мочи»). Если грубо проводить параллель для работы с оружием, то к ударам можно отнести все атакующие действия, а к захватам все действия упреждающего (атака), либо оборонительного характера. Но не все так однозначно, как может показаться. Давайте еще немного порассуждаем.

Все варианты цуки можно сразу отложить в сторону как общеприменимые, так что начнем сразу с шомэн и ёкомэн учи. Ведь чаще всего именно эти атаки называют нереальными и неприменимыми на практике. Но эта самая практика почему-то показывает как раз обратное. Механика предполагает различие данных ударов лишь на заключительном участке траектории и при поставленных навыках их нанесения, они не являются ни слабыми, ни неэффективными, потому что, будучи соответствующими принципам центральной линии, сфокусированной силы и тайминга, они априори являются как минимум сопоставимыми с прямыми и боковыми ударами, ведь масса тела в удар вкладывается ничуть не хуже. Разумеется, чтобы они стали таковыми, необходимо много работать над кихоном, но оно того стоит. Хороший шомэн учи посадит противника на 5 точку не хуже прямого или апперкота. Мало того, есть преимущество в том, что большинство людей не связанных с айкидо попросту не ожидают такой атаки, что приводит к фактической невозможности его нейтрализации. И уж это точно проверено практикой, причем не только автора данной статьи.

Не стоит забывать еще и о возможности наличия в руках атакующего бутылки, бейсбольной биты, арматурины или камня. Удар любым из этих предметов по голове сверху (шомэн) или сбоку (ёкомэн) крайне опасен, а ведь никто не скажет, что та самая «реальность» не подкинет именно этот случай.

Оружейная наработка шомэн- и ёкомен учи в рамках кихона вполне допустима и используется, однако панацеей не является. Идея всего лишь в том, что постановка рук «я держу меч» прекрасно подходит для изучения многих принципов айкидо и именно это учебное положение рук без оружия в Ёсинкан часто становится объектом насмешек и обвинений в буратинизме. Причиной тому – банальной непонимание того, что именно позволяет изучать данная позиция. Ну и второй важный момент – когда у вас уже наработан кихон с голыми руками, вы четко способны ощутить различия, взяв в руки какой-либо предмет и поработав с ним на тех же принципах, ведь основа остается неизменной. Не умея концентрировать усилие в произвольной точке собственного тела глупо вести речь об оружии, как продолжении этого тела. Простая физика. Нечего нарабатывать.

Это является одной из основных причин, почему серьезную работу с оружием (особенно дзё) можно пытаться начать осваивать, пожалуй, лишь после 3-4 дана. До этого момента для возникновения положительного эффекта предпосылки попросту отсутствуют.

Иными словами, работа голыми руками в случае со специфичными на первый взгляд ударами, призвана научить человека использовать собственное тело, после чего удлинение рычага или смена дистанции (т.е. использование любых типов оружия) перестанет иметь решающее значение. Тем паче, что еще существует раздел захватов.

Многие до сих думают, что единственное предназначение захватов – это борьба, или, в случае с оружием, таким как меч, не дать противнику возможность его вытащить для осуществления атаки. Но это очень поверхностный взгляд. Достаточно вспомнить один из основополагающих принципов айкидо – «момент контакта становится ударом (атакой) ». Обычно человека хватают не только для того, чтобы воспрепятствовать ему сделать что-либо, или просто удержать на месте, заблокировав конечности. Любой захват может стать очень серьезной атакой, если он опять же основан на понимании принципов. Не обязательно бить человека по лицу – достаточно точечного правильного воздействия в месте захвата, после которого человек окажется под полным контролем, выведенным из равновесия, либо нейтрализованным. Это касается всех без исключения типов захватов. Именно поэтому при отработке кихон-вадза очень много времени уделяется правильной работе укэ. Он должен четко понимать, с какой целью ухватился за своего партнера. Если просто и бездумно взялся подержаться, толку от такой наработки – нуль. Таким образом, получается, что оружейный аспект опять же в данной ситуации определяющим не является.

Какие же выводы можно сделать из всего написанного выше? Да, оружие, бесспорно, имело большое значение в зарождении стилей, из которых потом сложилось айкидо. Но так уж вышло, что при исчезновении из обихода оружие не сыграло большой роли, т.к. системы, в том числе и айкидо изначально созданы, как универсальные. Мало того, они продолжают развиваться и совершенствоваться, следствием чего стало превращение оружейных техник в инструмент обучения, в тренажер. Да и то этот тренажер может присутствовать, а может и нет. Разные стили айкидо по-разному смотрят на этот вопрос. Где-то оружие изначально вплетено в обучение, как самостоятельный раздел (Ивама-рю), а где-то нет. Любопытным является тот факт, что воспринимая отсутствие акцента на оружие, как недоработку японских гуру, а может и просто от любви к эльфам и ролевым играм, отечественные «сэнсэи» часто начинают привносить откровенную отсебятину, зачастую даже не имеющую отношения к стилевому движку своего направления и принципам айкидо вообще. Но это честное слово несерьезно. Ведь закономерным бы было при определенной тяге к мечу идти в соответствующий стиль и изучать его там по-человечески.

Тем не менее, даже в Ешинкан, при всей его достаточной отдаленности от техник меча, все же существуют некоторые упражнения с боккеном, танто и дзё, однако это всего лишь упражнения, отголоски традиционализма японской культуры, ничего не имеющие общего с боем на мечах, ножах и арматуре. Они лишь позволяют развить тело и дух, в том числе за счет навыка работать с голыми руками против оружия (программа второго + дана в джиу-вадза). Никаких ката, комплексов движений с мечом там не было и нет.

В правоохранительных органах есть полезная присказка «если достал оружие – стреляй». Перефразируя – взялся за оружие, умей им работать, как положено, а то им же тебя и зарежут.

Вообще же говоря, я лично не вижу ни одной объективной причины пинать ежа, чтобы он полетел. Крылья все равно не вырастут. Как нет и ни одного разумного объяснения пытаться прикрутить то, чего нет, туда, где это особо и не нужно. Только одно разумное объяснение может быть – очень многие еще люди в рыцарей и самураев не наигрались. Особенно это актуально в условиях современной жизни.

© Антон Болотов [по материалам http://ренсинкай-айкидо.рф]

Top
Translate the page »