Секция Айкидо Това Додзе          

20 Декабрь 2013

Комментарии:

1
 Декабрь 20, 2013
 1

Любой инструмент можно использовать не только по самому очевидному назначению. От этого он не перестанет быть тем же самым инструментом. Множество мифов, связанных, в том числе, с изучением и применением навыков спортивных единоборств и боевых искусств, образуется и закрепляется в сознании людей именно вследствие непонимания этой очевидной мысли.

Например, среди простого обывателя очень распространено некое абсурдное деление на прикладные искусства и не очень, реальные и нереальные и т.д. Что вообще такое «прикладное искусство» и к чему его необходимо прикладывать, где та самая «реальность», которую, к слову, каждый формирует для себя индивидуально? Скорее всего, данная проблематика относится больше к словесной софистике, и философии экзистенциализма, нежели к тому обществу, которое на самом деле имеет место быть.

Пока же прикладной характер какого-либо единоборства или БИ сводится многими к банальной оценке результата поединка. Проще говоря – кто лучше и сильнее бьет соперникам в морду лица, тот и есть самый «прикладной». Возникает вопрос: а только ли в этом заключается прямое назначение боевых искусств, спорта, вообще какой-либо специальной подготовки?

Обычно побеждает не искусство или вид спорта, строгает не рубанок, а стреляет не пистолет. За всеми инструментами всегда стоит конкретный человек. Хороший каратист, к примеру, может годами выигрывать соревнования, быть неимоверно крутым мастером, однако в жизни ему возможно максимум доведется ломать доски для костра или выполнять работу, требующую хорошей физической формы. Но вряд ли он будет страдать от недостатка поединков. Происходить это может, в том числе, потому, что помимо физического плана человек развивается психологически и морально, потому что изучаемое им искусство начинает влиять на все сферы его деятельности, а как известно, любая серьезная подготовка включает и мощный воспитательный аспект.
Совершенствуется ЛИЧНОСТЬ. Только за счет этого человек может попросту ни разу не попасть в ситуацию, когда ему придется «прикладывать» своё каратэ к кому-либо. Мало того, его не будет заботить вопрос создания и поддержания доказательной базы своей фантастической боевой мощи и неуязвимости, в то время как вероятность потенциального конфликта будет продолжать стремиться к нулю. Не правда ли, описанная модель подозрительно похожа на подход адептов традиционных БИ? По-крайней мере тех, кто серьезно относится к вопросу? Выражается этот подход просто: ничего никому не нужно доказывать.

Конечно, происходит это не всегда. Все слышали анекдоты про боксеров с отбитой головой, которые сначала бьют, а потом думают; все знают о желании именно новичков в любом ударном виде спорта поскорее проверить свои навыки на ком-нибудь. А для этого просто необходимо проявлять агрессию, провоцировать окружающих на конфликт. Ну как же, они ведь бойцы. И плох тот боец, который не проверит уровень своего самосознания в пьяной драке или не докажет всему миру, что именно его выбор – самый правильный, а остальные занимаются ерундой, не стоящей внимания. Даром что миру можно показать лишь внешне красивую обертку, а для самого себя такой «боец» по-прежнему останется духовно слабым, неуверенным в себе человеком с кучей комплексов и потребностью их реализации.

Проблема данного «новичкового» подхода с одной стороны заключается в возрастном или идейном максимализме, а с другой в том, что во времена зарождения воинских искусств их изучали всю жизнь с малого возраста. Вплетение воинских навыков и психологической подготовки в личность не отделялось от самой жизни. Таков был естественный порядок вещей в традиционных искусствах. Целостный подход и внимание к мелочам. Сейчас же любой мнит себя профессионалом после нескольких лет нерегулярных тренировок 3 раза в неделю по часу. Главное произвести нужное впечатление и популярность обеспечена. В информационном обществе важнее становятся не навыки, а умение себя преподнести максимально выгодно и извлечь из этого разнообразные плюсы.

Бесспорно, многие скажут, что вся эта шелуха в виде воспитания целостной личности им попросту не нужна, и они просто хотят быстро и качественно крушить челюсти врагов. За тем и приходят. Такая позиция тоже имеет право на существование, правда есть одно но. Она, эта позиция, чаще всего является весьма воинствующей, а порой и вовсе граничит с фанатизмом. Это очевидный результат промывки мозгов массовой «культурой». Так называемые «прикладные бойцы» разве что еретиков не жгут на площадях, а в остальном это напоминает истерию массового сознания. Вот только на любой прием находится свой лом. Достаточно новости почитать. И всё, конец сказки о самореализации и бойцовских амбициях. Меньше людям надо смотреть голливудских блокбастеров.
Но говорит ли тот факт, что наш гипотетический каратист в жизни возможно никогда и никого не трогал, о том, что он не использует свое каратэ за пределами зала? Что он даром потерял много лет? Или что он использует то, чему учился, не по назначению? А может его каратэ не работает? Ведь одно дело бить соперников на татами, по правилам, и совершенно другое – в жизни. А он не бьет. Ему это не нужно. А если по-прежнему нужно, то это уже, скорее всего, патология насилия. Ведь уровень агрессии прямо пропорционален неуверенности в себе.

Полагаю, что любой вменяемый человек даже на этом простом примере поймет, что не все так однозначно, особенно в сфере БИ. Почему особенно? БИ отличаются от спортивных дисциплин лишь комплексным подходом к развитию человека, его физических кондиций, личности, психологических качеств, т.е. во главу угла помимо боевой составляющей ставятся все без исключения сферы человеческой деятельности. В то время, как не все виды спорта уделяют этому должное внимание, больше (и вполне закономерно) работая на результат в виде выигранных соревнований, заслуженных медалей и авторитета в своей сфере. Это задача спорта высоких достижений и она выполняется.

Все слышали слова «айкидока никогда не победит боксера», «каратэ лучше чем ушу» или «ваше искусство нереально», «это чистый лохотрон» и т.д. Но выходит то, что критериев оценки в разы больше, а диагноз в чистом виде поставить не удастся никогда. Перечисленные же голословные заявления определенного рода «деятелей» являются плодом неуёмной фантазии и ограниченности восприятия. Не более.

Но вернемся к айкидо. Фраза М.Уэсибы «айкидо – это то, как я стою перед вами» очень точно и вполне материально отражает все вышесказанное. Подразумевается именно цельность занятия БИ, как образа жизни, а не в качестве инструмента по получению превосходства исключительно за счет боевых навыков.

Многие из тех, кто толком не разбирается в айкидо, обычно рассматривают его, как и любой вид спортивного единоборства, исключительно с позиции прямого противостояния. Самым частым вопросом про айкидо является: «это борьба такая?». В словосочетании «боевое искусство», слову «боевое» закономерно придается смысл непременного участия в спортивных, либо уличных поединках, где обязательно нужно победить (уничтожить) противника. Это типично западный подход.

При этом «правильное» (на взгляд обывателя) айкидо наделяется чертами жесткости, брутальности, а соответственно и «эффективности». Некоторые руководствуются критериями похожести по исполнению на якобы реальные рукопашный бой, бокс или самбо, а когда их не находят, то автоматически причисляют к лохотрону. В любом случае, если противники не разбили друг другу лицо или не сломали что-нибудь, то айкидо, выходит, нереально и неприменимо в принципе. Не прикладное оно, так как его, дескать, прикладывать не к чему.

Как правило, переубеждать людей, имеющих подобное мнение, мягко говоря, бесперспективно. В лучшем случае они все же попадут в зал айкидо (или любого другого БИ), где нормальный инструктор сумеет настроить их на правильное понимание сути путем непосредственного контакта, но и тогда это займет кучу времени. Подобные случаи исчезающе редки, поэтому попробую очертить рамки применимости и использования айкидо с позиции не совсем научной, а скорее практической. Впрочем, многие вещи, о которых будут сказано далее, справедливы для любого БИ, т.к. айкидо не является чем-то особенным. Всего лишь одно искусство из многих.

На мой взгляд, охарактеризовать применение айкидо можно тремя основными категориями:

1) механическая (ситуативный уровень)
2) поведенческая (психологический уровень)
3) рефлекторная (уровень освоения навыка)

Все они в равной мере основываются на сочетании в различных пропорциях опыта (овладения БИ как таковым), видения конкретной ситуации и способности к ее прогнозу (и разрешению), общего психологического состояния, которое является естественным для данного конкретного человека в определенный момент времени. *Здесь намерено не упомянут раздел укеми как самостоятельная категория, так как его использование достаточно однозначно может быть перенесено в практическую и бытовую плоскость без особых трудностей, равно как и навыки защиты, которые в данном разделе подразумеваются.

Итак, «механический» этап. Для него наиболее характерно ситуативное применение определенных умений в случаях, когда имеется достаточно времени для принятия решения. Допустим, вас хватают один или несколько человек с целью фиксации и удержания, хотят заломать, что-то отобрать, либо это какая-то иная ситуация, которая развивается не слишком быстро, и находится в легко прогнозируемом контексте. В описанных или похожих условиях у человека, даже имеющего лишь начальные навыки на уровне знания схемы определенных технических действий есть все шансы эти навыки использовать. Да, это, скорее всего, будет во многом силовое противостояние, основанное на голой механике, но существует большая вероятность эффективно применить даже эти небольшие знания. Проще говоря, это освоение учебного материала в самой начальной стадии – исполнении приёмов. Почему начальной? Потому что в айкидо нет приемов, как таковых, а имеющиеся в арсенале тренировок строго оговоренные техники и стандарты используются для методических целей и изучения принципов взаимодействия.

Существует и более «продвинутая версия» механического уровня. Здесь ситуация намеренно и искусственно сводится к необходимым условиям, после чего снова работают простейшие вещи и способы выхода из ситуации. Однако эта стадия достижима только при наличии крайне серьезного опыта. В прочих ситуациях (а-ля «встали в стойку и бодаются, пытаясь взять на приём») механический подход попросту не работает. Это кстати одна из причин, почему на начальном этапе отсеивается множество новичков, приходящих учиться драться. Воспринимая айкидо как набор борцовских приемов и болевых воздействий, они не видят ситуацию в комплексе, а соответственно и нужды в глубоком изучении айкидо, по их мнению, нет. С учетом, того, что из «механической» ситуация легко может перерасти в более сложную, нередки случаи, когда начинающий айкидока просто получает по лицу от представителей уличного «бомонда» и винит во всем айкидо. Это все равно, что порезаться и обвинить в своих бедах нож. Да, в чистом виде «приёмчики» айкидо для самообороны не очень годятся. Прием недостаточно заучить. Его еще надо потом суметь применить. Скорость освоения вообще редко является спутником хорошей техники и впечатляющих бойцовских навыков. Тут нужен несколько более сложный путь. Поэтому каждый сам себе отвечает на вопрос – собирается он всю жизнь драться каждый день, или в современных условиях это все же странноватый вариант для самореализации. Из этого и следует исходить при изначальном выборе целей, а также средств для их достижения. Тем не менее, вышеописанный аспект, как форма практического применения знаний, полученных в зале айкидо, существует. Сводится он к тому, что успели сделать технику, пусть даже и коряво – значит применили. Не успели, не смогли, испугались – вас минимум побили. Конечно это не айкидо в чистом виде, а нечто сродни забиванию гвоздя мерзлым бананом, но, тем не менее, это практически возможно. Вероятность успешного применения в ситуативном уровне низка и вряд ли будет больше 5-10%.
Говоря о способности применить некие знания на практике, необходимо рассмотреть следующий крайне важный уровень – поведенческий и психологический.

Поведенческая категория применения айкидо представляет собой достаточно широкий спектр возможностей, которые могут быть реализованы благодаря психологическому состоянию человека. Достигается оно, как уже упоминалось выше, путем комплексного совершенствования личности, как следствия тренировок и полного «погружения» в БИ. В итоге результат является вполне материальным и осязаемым. После начала серьезных (подчеркиваю) тренировок в айкидо, а не факультативных занятий «для себя», количество ситуаций, когда требуется силовое противостояние, количество конфликтов любого рода, начинают постепенно снижаться. Думаю, что это характерно для любого БИ, где перед учениками не ставят приоритетной задачи как можно быстрее стать лучше всех. Общее снижение уровня собственно агрессивности, неуверенности в себе, преодоление комплексов путем кропотливой работы над собой – это и есть правильное изучение БИ вообще и айкидо в частности. Считать ли самоконтроль общего эмоционального фона применением айкидо? Полагаю, безусловно.

Не лишним будет вспомнить и о психологической готовности использовать свои навыки, какими бы они не были. Даже самый хороший «технарь» может растеряться в ситуации, в которой потенциальный агрессор ощущает себя как рыба в воде, подсознательно используя приемы психологического подавления. Причем весьма успешно. Причина — недостаток опыта, продиктованный отсутствием привычки работать эффективно в условиях стресса. Любой знает ощущение, когда голос срывается, руки трясутся, мысли путаются. Т.е. ни о каком контроле ситуации речи не идёт. Исключением являются считанные единицы людей, которых называют «прирожденными бойцами», но данный тип весьма редко встречается, поэтому вопросы соответствия психики и практических навыков, их взаимосвязи, актуальны для подавляющего большинства людей. А это возвращает нас к вопросу тщательной и многоуровневой подготовки.

К сожалению, случается так, что психологическую готовность путают с завышенной самооценкой и самомнением. А надави со знанием дела на такого человека, на первый взгляд сильного и уверенного в себе, и он забудет все, что умеет, в одну секунду, а на одном страхе или на слепой ярости далеко не уедешь. Соответственно кратко можно подытожить, что применение айкидо или любого другого БИ возможно и реализуемо на психологическом, поведенческом и эмоциональном уровне. Причем эффект применения аналогичен первому пункту и влечет за собой либо психологическое преимущество вкупе (разумеется) с эффективным применением технического арсенала, либо полное поражение вне зависимости от технической готовности вообще.

Итак, психологический уровень применения айкидо плавно вытекает из соответствия техники (п.1) уровню психологической подготовки, что выражается во взаимоотношении с окружающими людьми, психологической гибкости и способности эффективно действовать в режиме адреналинового стресса.

Естественным образом вышесказанное подводит нас к третьему пункту – освоению навыков на подсознательном уровне. Данный уровень объединяет в себе прикладные цели и задачи айкидо как таковые. Идея заключается в том, чтобы снизить время реакции, закрепить определенные действия на подсознательном уровне, а прежде (или в процессе) этого закрепления еще и «поставить» правильную базовую технику, благодаря которой впоследствии и работают универсальные принципы. В условиях, когда скорость прохождения нервного импульса не может быть уменьшена, сократить время реакции возможно только путем исключения из техники этапа принятия решения. В совокупности с морально-психологической составляющей, которая эволюционно развивается по мере освоения техники и следования определенному алгоритму построения непрерывного тренировочного процесса, это и будет основной задачей БИ.
В то же время применение данного пункта на практике будет представлять собой результат комплексной подготовки, когда эмоциональный фон стабилен, техника отточена, психологическая уравновешенность и опыт присутствуют, а время адекватной реакции минимально. Подсознание – наиболее эффективный механизм, и когда реакция тела предопределена в нем на уровне отдергивания руки от горячей поверхности или приближенно к этому, результат близок к идеально достижимому.

Проблема так называемых «реалистов» заключается здесь в том, что при достижении высокого уровня перестает иметь значение сама идея реализации каких-либо амбиций путем проверки собственных знаний. Потому что, как уже говорилось, практические аспекты недостижимы без соразмерного гармоничного развития самой личности. Разве лев станет загрызать любого, чтобы доказать себе и всем вокруг какой он царь зверей? Вряд ли. Да и знания, которые необходимо проверять, не исчерпываются только тем, насколько круто ты способен ударить или бросить человека. Слишком уж это мелочно выглядит после многих лет тренировок.

Выходит, что та самая пресловутая гармония, к которой призывает айкидо – это и есть целостность в развитии. А раз уж боевым искусством (любым) для достижения имеющихся в нем целей и задач необходимо заниматься всю жизнь, то непосредственное боевое применение собственных навыков находится даже не в первой пятерке списка приоритетов. Любая прикладная применимость того или иного БИ — это побочный эффект, который впрочем при определенном акценте трансформируется под потребности конкретного человека.

© Антон Болотов [по материалам http://ренсинкай-айкидо.рф]

  • Алексей

    Однозначно согласен, что победа зависит не от используемого стиля БИ, а от уровня мастерства, лично твоего. Т.е. побеждает тот, кто лучше тренирован. В одной ситуации боксёр побьёт айкидоку, в другой — айкидока боксёра, и это не зависит собственно от бокса или айкидо. Решает уровень бойца, и, наверное, удача.

    🙂

Top
Translate the page »